Раздел имущества при недействительном браке

Решение № 2-1528/2019 2-2/2020 2-2/2020(2-1528/2019;)~М-1257/2019 М-1257/2019 от 30 января 2020 г. по делу № 2-1528/2019

Георгиевский городской суд Ставропольского края в составе:

представителя ответчика Гасанкулиевой Е.М.

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело № 2-2/2020 по иску Банщиковой Зои Михайловны к Гасанкулиевой Елизавете Мамедовне, Коханич Иране Аладдиновне о признании сделки недействительной, расторжении договора купли-продажи недвижимости, и признании права собственности на недвижимое имущество,

Банщикова З.М. обратилась в Георгиевский городской суд с иском к Банщикову ЕВ., Гасанкулиевой Е.М. о признании договора купли- продажи недействительной сделкой, признании имущества совместно нажитым, разделе совместно нажитого имущества, прекращении ранее зарегистрированного права.

В обосновании указав, что ДД.ММ.ГГГГ она вступила в брак с Банщиковым Е.В. В период брака ими было нажито следующее имущество: жилой дом и земельный участок расположенные по адресу: . Указанный дом и земельный участок документально были оформлены на ее супруга Банщикова В.Е, о чем сделана запись о праве собственности в ЕГРН. 23.09.2002г. брак между ними был расторгнут, спор о разделе имущества тогда не возникал. После расторжения брака она продолжала с детьми проживать в их доме, расположенном по адресу: . ДД.ММ.ГГГГ без ее согласия между Банщиковым Е.В. и его гражданской женой Гасанкулиевой Е.М. был заключен договор купли- продажи совместно нажитого ими в браке имущество – дома и земельного участка, расположенных по адресу: . В настоящее момент возник спор о разделе совместно нажитого имущества, соглашения о разделе имущества не достигнуто и невозможно ввиду того, что дом и земельный участок принадлежат Гасанкулиевой Е.М. Данный земельный участок и дом был нажит ими в браке, и спорное имущество является совместно нажитым. Согласие на отчуждение земельного участка и дома не давала.

Просит признать недействительным договор купли-продажи жилого дома кадастровый № и земельного участка кадастровый №, расположенных по адресу: , заключенный ДД.ММ.ГГГГ между Банщиковым Е. В. и Гасанкулиевой Е. М., расторгнуть договор купли-продажи жилого дома кадастровый № и земельного участка кадастровый №, расположенных по адресу: , заключенный ДД.ММ.ГГГГ между Банщиковым Е. В. и Гасанкулиевой Е. М., прекратить права собственности ФИО4 на недвижимое имущество – жилой дом кадастровый № и земельный участок кадастровый №, расположенных по адресу: , произведенные в Едином государственном реестре недвижимости. Признать жилой дом кадастровый № и земельный участок кадастровый №, расположенные по адресу: , , совместно нажитым имуществом бывших супругов Банщикова Е.В. и Банщиковой З.М. Произвести раздел совместно нажитого имущества, признав за Банщиковой З.М. право собственности на ? долю в праве общей долевой собственности на жилой дом, площадью 66,7 кв.м, кадастровый №, и земельный участок, площадью 1600 кв.м, кадастровый №, расположенные по адресу: .

После принятия искового заявления к производству Георгиевского городского суда ответчик Банщиков Е.В. умер ДД.ММ.ГГГГ. Наследственное имущество после его смерти приняла ФИО1 на основании завещания.

Определением суда Коханич И.А. привлечена к участию в деле в качестве соответчика.

В судебном заседании истец Банщикова З.М. и ее представитель Грищенко Г.Ю. на исковых требованиях настаивали и просили суд их удовлетворить по обстоятельствам, изложенным в исковом заявлении.

Ответчик Гасанкулиева Е.М. была уведомлена надлежащим образом о времени и месте судебного заседания. Ходатайство об отложении судебного заседания не заявила, в виду чего суд считает возможным рассмотреть дело в ее отсутствие.

Представитель ответчика Гасанкулиевой Е.М. Зеленин Е.С. просил суд отказать в удовлетворении исковых требований по обстоятельствам, изложенных в письменных возражениях на иск, приобщенных к материалам дела. Считает, что сделка от ДД.ММ.ГГГГ, заключенная между Банщиковым Е.В. и Гасанкулиевой Е.М. — купля- продажа дома и земельного участка, расположенных по адресу: , пер. Восточный, , соответствует требованиям закона, прошла государственную регистрацию и оснований к признанию ее недействительной не имеется. Просит также применить срок исковой давности, который следует исчислять с момента расторжения брака и который на момент обращения в суд истек.

Ответчик Коханич И. А. исковые требования не признала и при рассмотрении дела пояснила, что Банщиков Е.В. длительное время проживал в гражданском браке с ее матерью Гасанкулиевой Е.М. Ей действительно известно, что ДД.ММ.ГГГГ Банщиков Е.В. продал, принадлежащий ему дом и земельный участок по адресу: , , Гасанкулиевой Е.М. за 500 000 рублей. Сделка была сторонами исполнена и право собственности зарегистрировано за Гасанкулиевой Е.М. Причина продажи недвижимого имущество заключалась в необходимости получения Банщиковым Е.В. денежных средств на свое лечение. Так же Банщиков Е.В. оставил завещание, которым все свое имущество завещал ей ( Коханич И.А.). В настоящее время она вступила в наследство. Считает, что оснований для удовлетворения исковых требований не имеется, а потому просит отказать в их удовлетворении.

Исследовав письменные материалы дела, оценивая добытые доказательства по делу в их совокупности, суд приходит к следующим выводам.

Конституция Российской Федерации гарантирует судебную защиту прав и свобод каждому гражданину (статья 46), в том числе и юридическим лицам (статья 47) в соответствии с положением ст. 8 Всеобщей декларации прав человека, устанавливающей право каждого человека на эффективное восстановление в правах компетентными национальными судами в случае нарушения его основных прав, предусмотренных Конституцией или законом.

Гарантирование судебной защиты прав и свобод человека и гражданина выражается в установлении системы судов в Российской Федерации, в четком определении их компетенции, в обеспечении каждому возможности обращения в суд за защитой своих прав и свобод, обжалования судебных решений.

Статьей 12 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрены способы защиты субъективных гражданских прав и охраняемых законом интересов, которые осуществляются в предусмотренном законом порядке, т.е. посредством применения надлежащей формы, средств и способов защиты.

При этом лицо, как физическое, так и юридическое, права и законные интересы которого нарушены, вправе обращаться за защитой к государственным или иным компетентным органам (в частности в суд общей юрисдикции).

В соответствии с положениями статей 12, 38 и 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, гражданское судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон, которые пользуются равными процессуальными правами и несут равные процессуальные обязанности. Каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается в обоснование своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Суд оценивает доказательства по внутреннему убеждению, основанному на беспристрастном, всестороннем и полном рассмотрении имеющихся доказательств в их совокупности (статьи 55 и 67 ГПК РФ).

В силу ст. 34 Семейного кодекса РФ имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью. К имуществу, нажитому супругами во время брака (общему имуществу супругов), относятся доходы каждого из супругов от трудовой деятельности, предпринимательской деятельности и результатов интеллектуальной деятельности, полученные ими пенсии, пособия, а также иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения (суммы материальной помощи, суммы, выплаченные в возмещение ущерба в связи с утратой трудоспособности вследствие увечья либо иного повреждения здоровья, и другие). Общим имуществом супругов являются также приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или в иные коммерческие организации, и любое другое нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства.

В силу ст. 35 Семейного кодекса РФ владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов осуществляются по обоюдному согласию супругов. При совершении одним из супругов сделки по распоряжению общим имуществом супругов предполагается, что он действует с согласия другого супруга. Сделка, совершенная одним из супругов по распоряжению общим имуществом супругов, может быть признана судом недействительной по мотивам отсутствия согласия другого супруга только по его требованию и только в случаях, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о несогласии другого супруга на совершение данной сделки.

В ст. 36 Семейного кодекса РФ приводится перечень оснований, при наличии которых имущество считается принадлежащим на праве собственности одному из супругов.

Таким имуществом является имущество, принадлежавшее каждому из супругов до вступления в брак, а также имущество, полученное одним из супругов во время брака в дар, в порядке наследования или по иным безвозмездным сделкам (имущество каждого из супругов), оно является его собственностью. Вещи индивидуального пользования (одежда, обувь и другие), за исключением драгоценностей и других предметов роскоши, хотя и приобретенные в период брака за счет общих средств супругов, признаются собственностью того супруга, который ими пользовался. Исключительное право на результат интеллектуальной деятельности, созданный одним из супругов, принадлежит автору такого результата.

Следовательно, определяющим в отнесении имущества к раздельной собственности супругов (имущество каждого из супругов) являются время и основания возникновения права собственности на конкретное имущество у каждого из супругов.

В соответствии со ст. 38 Семейного кодекса РФ раздел общего имущества супругов может быть произведен как в период брака, так и после его расторжения по требованию любого из супругов, а также в случае заявления кредитором требования о разделе общего имущества супругов для обращения взыскания на долю одного из супругов в общем имуществе супругов. В случае спора раздел общего имущества супругов, а также определение долей супругов в этом имуществе производятся в судебном порядке.

В силу ст. 39 Семейного кодекса РФ при разделе общего имущества супругов и определении долей в этом имуществе доли супругов признаются равными, если иное не предусмотрено договором между супругами.

Согласно п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 5 ноября 1998 г. N 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака» общей совместной собственностью супругов, подлежащей разделу (п. п. 1 и 2 ст. 34 СК РФ), является любое нажитое ими в период брака движимое и недвижимое имущество, которое в силу ст. ст. 128, 129, п. п. 1 и 2 ст. 213 ГК РФ может быть объектом права собственности граждан, независимо от того, на имя кого из супругов оно было приобретено или внесены денежные средства, если брачным договором между ними не установлен иной режим этого имущества. Раздел общего имущества супругов производится по правилам, установленным ст. ст. 38, 39 СК РФ и ст. 254 ГК РФ.

Как установлено судом и следует из материалов дела, Банщиков Е.В. и Банщикова З.И. с ДД.ММ.ГГГГ состояли в зарегистрированном браке, который расторгнут ДД.ММ.ГГГГ

ДД.ММ.ГГГГ ими на основании договора купли- продажи был приобретен жилой дом, расположенный по адресу:

Право собственности было зарегистрировано на Банщикова Е.В.

На основании Постановления Главы Подгорненской Сельской администрации от ДД.ММ.ГГГГ № Банщиков Е.В. приобрел право собственности на земельный участок по адресу: ).

Истица Банщикова З.И. зарегистрирована и проживает по настоящее время в спорном домовладении, что сторонами по делу не оспаривалось.

Факт приобретения домовладения и земельного участка по адресу: ) в период брака сторонами также не оспаривался.

ДД.ММ.ГГГГ между Банщиковым Е.В. и Гасанкулиевой Е.М. был заключен договор купли- продажи дома и земельного участка, расположенных по адресу: .

Согласно п. 6 указанного договора, отчуждаемый дом и земельный участок оцениваются по соглашению сторон и продаются за 500 000 рублей, из них жилой дом продан за 300 000 рублей, а земельный участок за 200 000 рублей, уплаченных покупателем продавцу полностью до подписания настоящего договора.

Договор прошел государственную регистрацию и был осуществлен переход права собственности к Гасанкулиевой Е.М.

В силу ч. 3 ст. 35 Семейного кодекса РФ для заключения одним из супругов сделки по распоряжению имуществом, права на которое подлежат государственной регистрации, сделки, для которой законом установлена обязательная нотариальная форма, или сделки, подлежащей обязательной государственной регистрации, необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга. Супруг, чье нотариально удостоверенное согласие на совершение указанной сделки не было получено, вправе требовать признания сделки недействительной в судебном порядке в течение года со дня, когда он узнал или должен был узнать о совершении данной сделки.

Разрешая заявленные требования о признании договора купли продажи жилого дома и земельного участка недействительным, необходимо исходить из того, что в случае, если имущество, нажитое в браке, отчуждено уже после расторжения брака, то такие правоотношения подлежат урегулированию в рамках гражданского законодательства, поскольку предметом регулирования семейного законодательства являются, в том числе, имущественные отношения между членами семьи — супругами, другими родственниками и иными лицами. Семейное законодательство не регулирует отношения, возникающие между участниками гражданского оборота, не относящимися к членам семьи.

В соответствии с п. 2 ст. 218 Гражданского кодекса РФ право собственности на имущество, которое имеет собственника, может быть приобретено другим лицом на основании договора купли-продажи, мены, дарения или иной сделки об отчуждении этого имущества.

В соответствии с п. п. 1, 2, 3 ст. 253 Гражданского кодекса РФ участники совместной собственности, если иное не предусмотрено соглашением между ними, сообща владеют и пользуются общим имуществом.

Распоряжение имуществом, находящимся в совместной собственности, осуществляется по согласию всех участников, которое предполагается независимо от того, кем из участников совершается сделка по распоряжению имуществом.

Каждый из участников совместной собственности вправе совершать сделки по распоряжению общим имуществом, если иное не вытекает из соглашения всех участников.

Совершенная одним из участников совместной собственности сделка, связанная с распоряжением общим имуществом, может быть признана недействительной по требованию остальных участников по мотивам отсутствия у участника, совершившего сделку, необходимых полномочий только в случае, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об этом.

В силу ст. 166 Гражданского кодекса РФ сделка недействительна по основаниям, установленным законом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

Пунктом 1 ст. 167 Гражданского кодекса РФ предусмотрено, что недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.

Так как после прекращения брака с Банщиковой З.И., Банщиков Е.В. ДД.ММ.ГГГГ оформил договор купли- продажи указанных дома и земельного участка с Гасанкулиевой Е.М., на основании которого осуществлен переход права собственности к Гасанкулиевой Е.М. в отсутствие согласия истца Банщиковой З.И., суд приходит к выводу о наличии оснований для признания сделки по продажи жилого дома и земельного участка недействительным, и поскольку отчуждение недвижимого имущества нарушило права истца, как лица, имеющего право собственности на дом и земельный участок ввиду наличия режима совместной собственности, и наличии оснований для восстановления положения, существовавшего до совершения сделки по отчуждению недвижимости, а именно возврата жилого дома и земельного участка.

Учитывая, что истцом Банщиковой З.И. заявлены требования об оспаривании договора купли- продажи дома и земельного участка, что свидетельствует о ее заинтересованности в данном имуществе, возврате данного имущества в совместную собственность сторон, суд считает необходимым произвести раздел совместно нажитого имущества, выделив Банщиковой З.И. 1/2 долю на жилой дом и земельный участок, исходя из положений п. 1 ст. 39 Семейного кодекса РФ и отсутствии иного договора между бывшими супругами.

Рассматривая заявление о пропуске истцом срока исковой давности, суд приходит к следующим выводам:

К требованиям супругов о разделе общего имущества супругов, брак которых расторгнут, применяется трехлетний срок исковой давности (пункт 7 статьи 38 Семейного кодекса Российской Федерации).

Как разъяснено в пункте 19 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 5 ноября 1998 г. N 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака», течение трехлетнего срока исковой давности для требований о разделе имущества, являющегося общей совместной собственностью супругов, брак которых расторгнут (пункт 7 статьи 38 Семейного кодекса Российской Федерации), следует исчислять не со времени прекращения брака (дня государственной регистрации расторжения брака в книге регистрации актов гражданского состояния при расторжении брака в органах записи актов гражданского состояния, а при расторжении брака в суде — дня вступления в законную силу решения), а со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права (пункт 1 статьи 200 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Таким образом, срок исковой давности по требованию о разделе совместного имущества супругов, брак которых расторгнут, исчисляется с момента, когда бывшему супругу стало известно о нарушении своего права на общее имущество, а не с момента возникновения иных обстоятельств, в частности, регистрации права собственности за одним из супругов на общее имущество.

Если после расторжения брака бывшие супруги продолжают пользоваться общим имуществом, то срок исковой давности начинает течь с того дня, когда одним из них будет совершено действие, препятствующее другому супругу осуществлять свои права в отношении этого имущества.

По данному делу суду, исходя из требований закона по определению предмета доказывания, с учетом содержания ст. 38 Семейного кодекса Российской Федерации, необходимо определить: нарушено ли право супруга, обратившегося за судебной защитой на владение и пользование спорным совместно нажитым имуществом и когда истец узнал о нарушении своего права.

После расторжения брака раздел имущества бывших супругов, в том числе спорного домовладения и земельного участка, не производился, имущество продолжает находиться в общей совместной собственности бывших супругов.

Из материалов дела усматривается, что о совершении Банщиковым Е.В. сделки по отчуждению спорного имущества истица узнала в 2019 года, в связи с чем, начало срока исковой давности в данном случае следует исчислять с 2019 года.

Таким образом, установленный законом срок исковой давности по заявленным истцом требованиям о разделе совместно нажитого имущества в виде домовладения и земельного участка по адресу: , на момент предъявления настоящего иска в суд не истек.

ДД.ММ.ГГГГ Банщиков Е.В. скончался.

Согласно положениям ст. 1112 ГК РФ в состав наследства входят принадлежащие наследодателю на день открытия наследства не только вещи, иное имущество и имущественные права, но и имущественные обязанности.

В соответствии с положениями ст. 1175 ГК РФ наследники, принявшие наследство, отвечают по долгам наследодателя солидарно (статья 323). Каждый из наследников отвечает по долгам наследодателя в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества.

Как следует из п. 58 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2012 г. N 9 под долгами наследодателя, по которым отвечают наследники, следует понимать все имевшиеся у наследодателя к моменту открытия наследства обязательства, не прекращающиеся смертью должника (статья 418 ГК РФ), независимо от наступления срока их исполнения, а равно от времени их выявления и осведомленности о них наследников при принятии наследства.

Как разъяснено в п. 61 того же Постановления стоимость перешедшего к наследникам имущества, пределами которой ограничена их ответственность по долгам наследодателя, определяется его рыночной стоимостью на время открытия наследства вне зависимости от ее последующего изменения ко времени рассмотрения дела судом.

Как следует из копии наследственного дела к имуществу Банщикова Е.В., открытого нотариусом Георгиевского нотариального округа Аршиновым А.В., наследником умершего является ответчик по делу Коханич И.А.

После смерти Банщикова Е.В. осталось наследство в виде жилого дома и земельного участка, находящихся по адресу: ;

Согласно справке нотариуса, кадастровая стоимость жилого дома составляет . руб., кадастровая стоимость земельного участка составляет .

Кроме того после смерти осталось наследство в виде . рыночная стоимость которого на момент открытия наследства составляла . рублей и автомобиля марки № ДД.ММ.ГГГГ года выпуска, рыночной стоимостью . рублей.

После смерти Банщикова Е.В. осталось также наследство в виде . .

Следовательно, наследник несет имущественную ответственность по долгам наследодателя, в размере наследованного имущества.

Всего наследуемое имущество, на которое вступила ответчик по делу Коханич И.А. в денежном выражении составляет .

В соответствии со ст. 167 п. 2 ГПК РФ при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

Таким образом, в рассматриваемом случае в соответствии с положениями ст. 1175 ГК РФ Коханич И.А. обязана отвечать по долгам Банщикова Е.В., в частности по обязательствам, связанным с признанием недействительным договора купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ, заключенного между умершим Банщиковым Е.В. и Гасанкулиевой Е.М.

В данном случае применением последствий недействительности сделки будет взыскание с Коханич И.А. в пользу Гасанкулиевой Е.М. денежных средств в размере . рублей, уплаченных по договору в пределах стоимости перешедшего к ней наследственного имущества.

? долю в праве общей долевой собственности на жилой дом, площадью 66,7 кв.м, кадастровый №, и земельный участок, площадью 1600 кв.м, кадастровый №, расположенных по адресу: , необходимо включить в состав наследственной массы, открывшейся после смерти Банщикова Е. В., умершего ДД.ММ.ГГГГ.

Ввиду признания судом сделки по купле- продажи домовладения и земельного участка расположенных по адресу недействительной, суд считает необходимым отказать в удовлетворении требований о расторжении данного договора, в силу отсутствия к тому правовых оснований.

На основании ст. 98 ГПК РФ с Коханич ФИО14 и Гасанкулиевой ФИО15 в пользу ФИО13 ФИО16 подлежат взысканию судебные расходы, связанные с оплатой государственной пошлины в размере 3 830 рублей, по 1 915 рублей с каждой.

Руководствуясь ст.ст. 194-199 ГПК РФ, суд

Исковые требования Банщиковой Зои Михайловны к Гасанкулиевой Елизавете Мамедовне, Коханич Иране Аладдиновне о признании сделки недействительной, расторжении договора купли-продажи недвижимости и признании права собственности на недвижимое имущество – удовлетворить частично.

Признать договор купли-продажи жилого дома кадастровый № и земельного участка кадастровый №, расположенных по адресу: , заключенный ДД.ММ.ГГГГ между Банщиковым Евгением Васильевичем и Гасанкулиевой Елизаветой Мамедовной, недействительным.

Применить последствия недействительности договора купли-продажи жилого дома и земельного участка, расположенных по адресу: , заключенный ДД.ММ.ГГГГ между Банщиковым Евгением Васильевичем и Гасанкулиевой Елизаветой Мамедовной.

Настоящее решение является основанием для внесения записи о прекращении права собственности Гасанкулиевой Елизаветы Мамедовны на недвижимое имущество – жилой дом кадастровый № и земельный участок кадастровый №, расположенных по адресу: , произведенной в Едином государственном реестре недвижимости.

Взыскать с Коханич Ираны Аладдиновны в пользу Гасанкулиевой Елизаветы Мамедовны . рублей, в пределах стоимости перешедшего к ней наследственного имущества.

Признать жилой дом кадастровый № и земельный участок кадастровый №, расположенные по адресу: , совместно нажитым имуществом бывших супругов Банщикова Евгения Васильевича и Банщиковой Зои Михайловны.

Произвести раздел совместно нажитого имущества бывших супругов Банщикова Евгения Васильевича и Банщиковой Зои Михайловны следующим образом:

— признать за Банщиковой Зоей Михайловной право собственности на ? долю в праве общей долевой собственности на жилой дом, площадью 66,7 кв.м, кадастровый №, и земельный участок, площадью 1600 кв.м, кадастровый №, расположенные по адресу:

— ? долю в праве общей долевой собственности на жилой дом, площадью 66,7 кв.м, кадастровый №, и земельный участок, площадью 1600 кв.м, кадастровый №, расположенные по адресу: , включить в состав наследственной массы, открывшейся после смерти Банщикова Евгения Васильевича, умершего ДД.ММ.ГГГГ.

В удовлетворении исковых требований Банщиковой Зои Михайловны к Гасанкулиевой Елизавете Мамедовне, Коханич Иране Аладдиновне о расторжении договора купли-продажи жилого дома кадастровый № и земельного участка кадастровый №, расположенных по адресу: , заключенного ДД.ММ.ГГГГ между Банщиковым Евгением Васильевичем и Гасанкулиевой Елизаветой Мамедовной отказать.

Взыскать с Коханич Ираны Аладдиновны и Гасанкулиевой Елизаветы Мамедовны в пользу Банщиковой Зои Михайловны судебные расходы, связанные с оплатой государственной пошлина в размере 3 830 рублей, по 1 915 рублей с каждой.

Решение может быть обжаловано в Ставропольский краевой суд, путем подачи апелляционной жалобы через Георгиевский городской суд в течение месяца со дня принятия его судом в окончательной форме.

Статья 30 СК РФ. Последствия признания брака недействительным

1. Брак, признанный судом недействительным, не порождает прав и обязанностей супругов, предусмотренных настоящим Кодексом, за исключением случаев, установленных пунктами 4 и 5 настоящей статьи.

2. К имуществу, приобретенному совместно лицами, брак которых признан недействительным, применяются положения Гражданского кодекса Российской Федерации о долевой собственности. Брачный договор, заключенный супругами (статьи 40 — 42 настоящего Кодекса), признается недействительным.

3. Признание брака недействительным не влияет на права детей, родившихся в таком браке или в течение трехсот дней со дня признания брака недействительным (пункт 2 статьи 48 настоящего Кодекса).

4. При вынесении решения о признании брака недействительным суд вправе признать за супругом, права которого нарушены заключением такого брака (добросовестным супругом), право на получение от другого супруга содержания в соответствии со статьями 90 и 91 настоящего Кодекса, а в отношении раздела имущества, приобретенного совместно до момента признания брака недействительным, вправе применить положения, установленные статьями 34, 38 и 39 настоящего Кодекса, а также признать действительным брачный договор полностью или частично.

Добросовестный супруг вправе требовать возмещения причиненного ему материального и морального вреда по правилам, предусмотренным гражданским законодательством.

5. Добросовестный супруг вправе при признании брака недействительным сохранить фамилию, избранную им при государственной регистрации заключения брака.

Комментарии к ст. 30 СК РФ

1. Признание брака недействительным влечет ряд правовых последствий, которые установлены настоящей статьей. Поскольку основанием признания брака недействительным является нарушение материальных предпосылок заключения брака, установленных ст. ст. 12 — 14, п. 3 ст. 15 СК РФ, то п. 1 комментируемой статьи устанавливает общее правило: брак, признанный судом недействительным, не порождает никаких личных и имущественных прав и обязанностей супругов, которые установлены СК для лиц, заключивших брак в соответствии с законом. На основании п. 4 ст. 27 СК РФ об обратной силе решения суда о признании брака недействительным можно сделать вывод о том, что такой брак не порождает никаких прав и обязанностей супругов с момента его заключения (см. комментарий к ст. 27 СК РФ). Исключением из общего правила являются положения п. п. 4 и 5 комментируемой статьи (комментарий к данным пунктам см. ниже). Следует заметить, что в этом состоит отличие признания брака недействительным от расторжения брака, поскольку при расторжении брака супружеские права и обязанности прекращаются на будущее время.

2. Как правило, вследствие признания брака недействительным довольно часто между такими супругами возникают споры о разделе имущества, приобретенного за период их совместного проживания. В этой связи в п. 2 комментируемой статьи предусмотрено, что, поскольку недействительный брак не порождает никаких правовых последствий, то споры в отношении совместно приобретенного имущества разрешаются не в соответствии с нормами гл. 7 — 9 СК РФ, регулирующих имущественные отношения супругов, а по нормам ГК РФ об общей долевой собственности (ст. ст. 244 — 252 ГК РФ). Это означает, что на имущество супругов, брак которых признан недействительным, не распространяется презумпция, установленная п. 1 ст. 34 СК РФ, — имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью.

По общему правилу, установленному нормами ГК РФ, имущество, находящееся в собственности двух или нескольких лиц, принадлежит им на праве общей собственности. Право общей собственности — это совокупность правовых норм, регулирующих отношения между двумя или более лицами по поводу имущества, которым они владеют, пользуются и распоряжаются сообща . Отличительный признак общей собственности состоит в том, что имущество принадлежит нескольким лицам сообща как с определением, так и без определения долей. Основанием возникновения права общей собственности может быть заключение брака, договор, наследование, фактическое совместное проживание и иные обстоятельства.

См.: Безбах В.В., Пучинский В.К. Основы российского гражданского права. М., 1995. С. 76.

Согласно п. 2 ст. 244 ГК РФ, право общей собственности по содержанию подразделяется на два вида: долевая собственность (с определением долей) и совместная собственность (без определения долей). Причем п. 3 ст. 244 ГК РФ определяет, что общая собственность на имущество является долевой, за исключением случаев, когда законом предусмотрено образование совместной собственности на это имущество. На основании п. 1 ст. 256 ГК РФ имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью, если договором между ними не установлен иной режим этого имущества. Данное положение не распространяется на супругов, чей брак судом был признан недействительным. Таким образом, они являются субъектами общей долевой собственности.

Основной отличительный признак долевой собственности состоит в том, что уже в момент ее возникновения обозначаются доли (части), принадлежащие каждому из сособственников в общем имуществе. Определение долей может быть установлено сособственниками на основании соглашения либо определяется законом. Однако если доли участников долевой собственности не могут быть определены на основании закона и не установлены соглашением всех ее участников, доли считаются равными (п. 1 ст. 245 ГК РФ). Соглашением всех участников долевой собственности может быть установлен порядок определения и изменения их долей в зависимости от вклада каждого в образование и приращение общего имущества. Участник, который за свой счет улучшил долевую собственность, и эти улучшения являются неотделимыми, имеет право на соответствующее увеличение своей доли. Отделимые улучшения, если иное не предусмотрено соглашением участников, поступают в собственность того, кто их произвел (п. 3 ст. 245 ГК РФ).

В соответствии с п. 1 ст. 247 ГК РФ владение и пользование общей долевой собственностью осуществляются по соглашению всех ее участников, а при недостижении согласия — в порядке, устанавливаемом судом. Участник долевой собственности имеет право на предоставление в его владение и пользование части общего имущества, соразмерной его доле, а при невозможности этого вправе требовать от других участников соответствующей компенсации (п. 2 ст. 247 ГК РФ).

Плоды, продукция и доходы от использования имущества, находящегося в долевой собственности, поступают в состав общего имущества и распределяются между участниками долевой собственности соразмерно их долям, если иное не предусмотрено соглашением между ними (ст. 248 ГК РФ). Каждый обязан соразмерно со своей долей участвовать в уплате налогов, сборов и иных платежей по общему имуществу, а также в издержках по его содержанию и сохранению (ст. 249 ГК РФ).

На основании ст. 246 ГК РФ распоряжение имуществом, находящимся в долевой собственности, осуществляется по соглашению всех ее участников. Участник долевой собственности вправе по своему усмотрению продать, подарить, завещать, отдать в залог свою долю либо распорядиться ею иным образом с соблюдением правил, предусмотренных ст. 250 ГК РФ о преимущественном праве покупки.

Пункт 1 ст. 250 ГК РФ предусматривает, что при продаже доли в праве общей собственности постороннему лицу остальные участники долевой собственности имеют преимущественное право покупки продаваемой доли по цене, за которую она продается, и на прочих равных условиях, кроме случая продажи с публичных торгов. Продавец доли обязан известить в письменной форме остальных участников долевой собственности о намерении продать свою долю постороннему лицу с указанием цены и других условий, на которых продает ее. Если остальные участники долевой собственности откажутся от покупки или не приобретут продаваемую долю в праве собственности на недвижимое имущество в течение месяца, а в праве собственности на движимое имущество — в 10-дневный срок с момента извещения, продавец вправе продать свою долю любому лицу. При продаже доли с нарушением преимущественного права покупки любой другой участник долевой собственности имеет право в течение трех месяцев требовать в судебном порядке перевода на него прав и обязанностей покупателя. Уступка преимущественного права покупки доли не допускается (п. 4 ст. 250 ГК РФ).

Согласно ст. 251 ГК РФ доля в праве общей собственности переходит к приобретателю по договору с момента заключения договора, если соглашением сторон не предусмотрено иное.

В ст. 252 ГК РФ предусмотрены правила раздела имущества, находящегося в долевой собственности. Имущество, находящееся в долевой собственности, может быть разделено по соглашению между ее участниками. Вместе с тем участник долевой собственности вправе требовать выдела своей доли из общего имущества. При недостижении участниками долевой собственности соглашения о способе и условиях раздела общего имущества или выдела доли одного из них участник долевой собственности вправе в судебном порядке требовать выдела в натуре своей доли из общего имущества. Если выдел доли в натуре не допускается законом или невозможен без несоразмерного ущерба имуществу, выделяющийся собственник имеет право на выплату ему стоимости его доли другими участниками долевой собственности (п. 3 ст. 252 ГК РФ). Несоразмерность имущества, выделяемого в натуре участнику долевой собственности, устраняется выплатой соответствующей денежной суммы или иной компенсацией. Выплата участнику долевой собственности остальными собственниками компенсации вместо выдела его доли в натуре допускается с его согласия. В случаях, когда доля собственника незначительна, не может быть реально выделена и он не имеет существенного интереса в использовании общего имущества, суд может и при отсутствии согласия этого собственника обязать остальных участников долевой собственности выплатить ему компенсацию (п. 4 ст. 252 ГК РФ).

Таким образом, описанные выше правила, определяющие правовой режим долевой собственности, позволяют сделать вывод, что в случае раздела совместно нажитого имущества супругами, брак которых признан судом недействительным, каждый из супругов должен доказывать в суде свой личный вклад в приобретение этого имущества. И в отличие от правового режима совместной собственности супругов, презумпция равенства необозначенных долей в долевой собственности является опровержимой, она опровергается доводами, подлежащими доказыванию.

Поскольку недействительный брак не порождает супружеских правоотношений, то п. 2 комментируемой статьи определяет, что в случае заключения брачного договора, в соответствии со ст. ст. 40 — 42 СК РФ, он также признается недействительным. В соответствии со ст. 40 СК РФ брачный договор определяет имущественные права и обязанности супругов в браке и заключается между строго определяемыми законом субъектами: лицами, вступающими в брак, либо супругами. Признание брака недействительным влечет за собой ничтожность брачного договора. Согласно ст. 167 ГК РФ, посвященной общим положениям о последствиях недействительности сделки, недействительная сделка, а в нашем случае брачный договор, не влечет юридических последствий, за исключением тех, что связаны с ее недействительностью, и сделка недействительна с момента ее совершения.

3. Правила п. 3 комментируемой статьи содержат важное положение о том, что признание брака недействительным не влияет на права детей, родившихся в таком браке или в течение 300 дней со дня признания брака недействительным согласно п. 2 ст. 48 СК РФ. Таким образом, дети, рожденные в недействительном браке, имеют такие же права, что и дети, рожденные в действительном браке (см. комментарий к гл. 11 СК РФ). Соответственно, и родители по отношению к детям, рожденным в недействительном браке или в течение 300 дней со дня признания брака недействительным, имеют такие же права и несут в том же объеме обязанности, что и родители по отношению к детям, рожденным в законном браке (см. комментарий к гл. 12 СК РФ).

4. Пункт 4 комментируемой статьи устанавливает исключения из общего правила о правовых последствиях признания брака недействительным. Эти исключения касаются добросовестного супруга, который не знал при заключении брака о нарушении условий ст. ст. 12 — 14, п. 3 ст. 15 СК РФ и об отсутствии намерения другого супруга создать семью. По сути, п. 4 комментируемой статьи направлен на защиту прав и законных интересов добросовестного супруга. Таким образом, исходя из интересов добросовестного супруга, суд может: а) признать за добросовестным супругом право на получение от другого супруга содержания в соответствии со ст. ст. 90, 91 СК РФ (см. комментарий к ст. ст. 90, 91 СК РФ); б) в отношении имущества, приобретенного совместно супругами до момента признания брака недействительным, применить положения об общей совместной собственности супругов (см. комментарий к ст. ст. 34, 38, 39 СК РФ); в) признать заключенный брачный договор действительным полностью или частично. Следует отметить, что признать за добросовестным супругом права, урегулированные нормами СК РФ, — это право суда, а не обязанность. Данный вопрос в каждом конкретном случае решается судом по существу, исходя из представленных доказательств добросовестности другого супруга и с учетом его интересов.

Семейный кодекс РФ также предоставляет добросовестному супругу право требовать от другого супруга возмещения причиненного ему материального и морального вреда вследствие его недобросовестных действий. В этом случае применяются правила, предусмотренные ГК РФ, в частности ст. ст. 15, 151, 1064, 1082, 1085, 1100, 1101. Под вредом в юридической литературе принято понимать всякое умаление личного или материального блага .

См.: Гражданское право: В 4 т. Т. I. Общая часть: Учебник / Отв. ред. проф. Е.А. Суханов. М., 2005. С. 601.

Материальный вред представляет собой имущественные потери в виде уменьшения стоимости поврежденной вещи, уменьшение или утрату дохода и т.п. Имущественный вред может быть результатом нарушения как имущественных, так и неимущественных благ (прав) гражданина. Материальный вред может быть возмещен в натуре, в частности путем ремонта поврежденной вещи. Однако, как правило, при материальном вреде предъявляются требования о денежной компенсации причиненного вреда, т.е. возмещении убытков. При этом под убытками согласно ст. 15 ГК РФ понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода). При возмещении имущественного вреда действует принцип полного возмещения убытков и допускаются ограничения имущественной ответственности в случаях, только прямо предусмотренных законом либо договором. Таким образом, недобросовестный виновный супруг, т.е. лицо, ответственное за причинение вреда, обязан возместить убытки, понесенные добросовестным супругом в результате заключения брака, признанного впоследствии судом недействительным.

Моральный вред представляет собой физические или нравственные страдания гражданина, вызванные нарушением его личных неимущественных прав или умалением его личных (нематериальных) благ — посягательствами на честь и достоинство, неприкосновенность личности и прочее . Моральный вред в случаях, прямо предусмотренных законом, может быть возмещен в приблизительно определенной символической денежной сумме с учетом требований разумности и справедливости, индивидуальных особенностей потерпевшего и других фактических обстоятельств (ст. ст. 151, 1101 ГК РФ). Таким образом, суд может возложить на недобросовестного супруга обязанность компенсации морального вреда добросовестному супругу в денежной форме. Компенсация морального вреда супругу осуществляется независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда.

См.: Гражданское право: В 4 т. Т. I. Общая часть: Учебник / Отв. ред. проф. Е.А. Суханов. М., 2005. С. 603.

5. Согласно п. 5 комментируемой статьи добросовестный супруг при признании брака недействительным имеет право сохранить избранную им при вступлении в брак фамилию вне зависимости от оснований признания брака недействительным. Причем никакого особого обоснования со стороны добросовестного супруга принятия данного решения не требуется. Вместе с тем, в соответствии с п. 3 ст. 32 СК РФ, добросовестный супруг может выразить свою волю на восстановление добрачной фамилии (см. комментарий к ст. 32 СК РФ).

Правила развода от Верховного суда

Правила развода от Верховного суда

Расторгнуть брак может быть значительно сложнее, чем его заключить. Кроме того, такой процесс могут инициировать не только сами супруги, но в некоторых случаях их наследники и даже прокурор. Президиум ВС обобщил практику судебного расторжения семейных отношений в новом тематическом обзоре. Судьи разрешили обманутым супругам взыскивать моральный вред с тех, кто никогда не собирался строить с ними семью, очертил круг потенциальных истцов по спорам о фиктивных браках и уделил внимание свадьбам с участием недееспособных граждан.

Если супруг, который знал о фиктивности брака, захочет признать его недействительным, то судья ему откажет. Право предъявить иск в такой ситуации, помимо прокурора, есть только у того супруга, который не знал, что брак фиктивный.

Когда брак заключили с нарушением ст. 14 СК об обстоятельствах, препятствующих его заключению, то суд прекратит производство по делу, если истец не докажет, что он наследник.

В одном из дел истец захотел признать недействительным брак, заключенный его отцом. Свои требования истец обосновал тем, что в 2019-м отец умер и открылось наследство. Тогда истец обратился к нотариусу и узнал, что вдова тоже претендует на имущество. При этом, когда они официально закрепили отношения, отец состоял в другом браке — нерасторгнутом, и это нарушает ст. 14 СК.

Первая инстанция установила, что в другом решении суд уже отказал истцу в требовании к вдове отца о признании права наследовать по закону. Суд установил, что завещание изменили на имя супруги умершего и документ был действительным. Так у истца не возникло право собственности на имущество отца, поэтому он не наследник.

Поскольку в деле нет доказательств, что права истца нарушили, заключив брак с нарушениями закона, он не вправе требовать признать брак недействительным по ст. 14 СК.

Когда брак хотят признать недействительным, срок исковой давности применяется в случае, если супруг докажет: вторая сторона скрыла от него наличие венерической болезни или ВИЧ при вступлении в официальные отношения. По иным основаниям на требования о признании брака недействительным не распространяется срок исковой давности.

Если в заявлении о регистрации брака и актовой книге подделали подпись лица, то актовую запись об этом исключат. В одном из дел прокурор обратился с иском к гражданам, поскольку в результате проверки установили: актовую запись о заключении брака фальсифицировали.

Первая инстанция установила, что возбудили уголовное дело. А предварительное следствие показало, что неустановленный сотрудник ЗАГС в корыстных или иных личных целях добавил поддельную актовую запись в официальный документ — книгу учета актовых записей.

Если вступающий в брак человек не понимает, что он делает, то это говорит об отсутствии его добровольного согласия. Поэтому такой брак можно признать недействительным.

В одном из дел мужчина страдал психическим расстройством и умер меньше чем через месяц после заключения брак. Дети умершего с помощью прокурора добились того, чтобы брак родителя признали недействительным, поскольку из-за состояния здоровья их отец не понимал значения своих действий.

Если брак заключили, когда на то не было добровольного согласия одного из супругов из-за неспособности понимать значение своих действий, требовать признать его недействительным может либо супруг, чьи права нарушили, либо прокурор.

В одном деле с таким иском к вдове обратилась дочь умершего супруга. Суды отказали ей, поскольку наследников супруга, который при заключении брака не мог понимать значения своих действий и руководить ими, в законе не отнесли к кругу лиц с таким правом.

В одном из споров жена узнала, что спустя восемь лет после заключения брака муж узаконил свои отношения с другой женщиной в мюнхенском Генконсульстве РФ. Суд признал этот брак недействительным. По закону если одно из лиц уже состоит в браке, то вступить в еще один нельзя.

Если брак расторгли, супруги могут заявить требование о его недействительности, только когда оспаривают его из-за наличия другого брака либо запрещенной законом степени родства.

Супруга умершего хотела признать недействительным брак, в который он вступил спустя годы после того, как они официально закрепили отношения. Второй брак продлился всего несколько месяцев — его расторгли, а через шесть лет мужчина умер. При этом брак с истцом не расторгали.

Первая инстанция отказала в иске, но апелляция отменила это решение. Согласно п. 4 ст. 29 СК брак нельзя признать недействительным после его расторжения за исключением случаев, когда между супругами есть запрещенная законом степень родства либо один из них в момент регистрации брака состоит в другом нерасторгнутом браке.

Суд вправе признать действительным брак, когда к моменту рассмотрения спора о его недействительности отпали обстоятельства, которые препятствовали его заключению.

Дочь умершего обратилась к его второй жене с иском о признании их брака недействительным, так как его заключили, когда тот официально состоял в семейных отношениях с ее матерью. Вторая жена обратилась к истцу со встречным требованием признать брак действительным. Она указала на решение суда, которым расторгли брак между матерью и отцом истца. Поэтому отпали обстоятельства, которые по закону могли препятствовать заключить другой брак. В итоге суд отказал в иске дочери и удовлетворил встречный.

Отец и дочь из Самарской области в 2018 году заключили брак. Прокурор потребовал признать его недействительным на том основании, что молодожены — близкие родственники. Суд удовлетворил такой иск.

Если между лицами заключен брак, в котором хотя бы одно лицо суд признал недееспособным из-за психического расстройства, то этого достаточно, чтобы признать брак недействительным. Об этом напомнил Верховный суд, сославшись на практику Псковского областного суда.

За несколько лет до смерти наследодатель вступил в свой второй брак, не расторгнув первый. Из-за этого его вторая супруга смогла претендовать на наследство. Чтобы этого не допустить, дочь наследодателя обратилась в суд с иском о признании брака недействительным. ВС указал: права наследницы нарушены этим браком, значит, она вправе требовать признания его недействительным.

Брак между супругами из Саратовской области распался. Жена потребовала, чтобы ее супруг платил алименты на детей. Тот подал встречный иск о признании брака недействительным. В обоснование он сослался на то, что его возлюбленная скрыла наличие у нее ВИЧ-инфекции.

Суд исследовал доказательства и пришел к выводу, что муж знал о статусе супруги до брака. Он неоднократно возил сына своей жены от другого брака в «Центр СПИД» для консультаций. Кроме того, о своем диагнозе истец узнал еще в октябре 2019-го, а уехал от семьи только через несколько месяцев.

При этом расторжение брака на основании п. 3 ст. 15 СК допускается только в том случае, если один из супругов скрывал свой ВИЧ-статус. Поэтому в расторжении брака отказали.

Прокурор оспорил брак гражданки РФ и гражданина Азербайджанской Республики. Он указал: иностранец хотел по такой схеме получить разрешение на временное проживание в Российской Федерации. Создавать семью молодожены не собирались.

Суд выяснил, что супруги совместно не проживали, общего хозяйства не вели и даже не знали биографии друг друга. Помимо этого, они не оказывали друг другу материальную поддержку и «не проявляли заботы». При таких обстоятельствах иск удовлетворили, а брак признали недействительным .

В августе 2019 года житель Владимирской области оформил семейные отношения, а через два месяца умер. Вскоре брак как фиктивный оспорил его друг, который значился наследником по завещанию.

ВС в своем обзоре подчеркивает: требование о признании фиктивного брака недействительным может заявить не знавший о его фиктивности супруг или прокурор. Наследники таким правом не обладают.

В 2004 году житель Красноярского края заключил брак с недееспособной девушкой. Долгие годы они жили вместе и вели совместное хозяйство, но в 2016 году муж скончался, оставив после себя наследство — квартиру. Уже после его смерти в борьбу за наследство включился сын умершего гражданина, который потребовал признать брак недействительным — это позволило бы исключить из списка претендентов на имущества мачеху.

Но спор он проиграл. Вдове помогло то, что в 2019 году суд признал ее ограниченно дееспособной. «Если к моменту рассмотрения дела о признании брака недействительным отпали те обстоятельства, которые в силу закона препятствовали его заключению, суд вправе признать такой брак действительным с момента его регистрации», — объяснил Верховный суд в своем обзоре.

При рассмотрении спора о признании брака недействительным суд может, но не обязан рассмотреть и другие вопросы, например об установлении добросовестности одного из супругов, предоставлении ему содержания и разделе имущества. Если такие требования никем во время процесса не заявлялись, то их можно заявить потом отдельным иском, указал ВС, ссылаясь на определение гражданской коллегии трехлетней давности (дело № 23-КГ18-5).

Жителю Костромской области пришлось вступить в брак со своей знакомой. Та уверяла, что ждет от него ребенка, а еще ей нужны деньги на лечение от тяжелого заболевания. Женщина настояла на узаконивании их отношений, после чего супруг продал свои ценные бумаги и взял кредиты под залог собственного имущества. Супруга забрала деньги и исчезла — жить с другим мужчиной. Ни ребенка, ни тяжелой болезни на самом деле не было.

Выяснив все эти обстоятельства и то, что женщина ранее была судима за мошенничество, суд признал брак недействительным. Кроме того, за обманутым истцом признали право получить компенсацию морального вреда.

Оцените статью:
[Всего голосов: 0 Средняя оценка: 0]
Добавить комментарий